Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Медицинский центр

Доктора Рожнова

8 (383) 299-10-78, 8-913-917-10-78

rozhnov1964@mail.ru



Экспресс-информация!

Новое! Сформирована лечебная программа (с набором лекарственных препаратов) для амбулаторного лечения абстинентного состояния и синдрома зависимости, вызванных употреблением ПАВ-Н «курительные смеси и соли, обработанные психотропными химическими веществами» Далее...

Новое! Отрыта страница с творчеством наших пациентов. Данные работы может приобрести любой желающий, тем самым он будет участвовать в благотворительной акции, средства полученные от продажи этих работ пойдут для социальной адаптации наших пациентов. Далее...

Опубликовать в социальных сетях

 По каким признакам можно распознать алкогольную или наркотическую зависимость? Существуют ли безвредные дозы алкоголя и безвредные наркотики? Как современный ритм жизни влияет на психическое состояние человека? Почему так важно регулярно получать положительные эмоции? Отвечает психиатр-нарколог, главный врач и директор «Медицинского центра Доктора Рожнова» Александр Вадимович РОЖНОВ.

 Вы тоже можете задать вопрос Рожнову Александру Вадимовичу. Далее...

 Наиболее часто задаваемые вопросы от пациентов и их родственников.

 По материалам выступлений на радио, телевидение и в прессе.

— Александр Вадимович, расскажите, как и почему могут развиться алкогольная и наркотическая зависимость, какие факторы на это влияют?

— В основе алкогольной и наркотической зависимости лежат нарушение выработки и утилизации определенных биохимических веществ в ЦНС, и вызываемые при этом психические феномены. Журналисты, беллетристы называют эти вещества гормонами удовольствия, но это больше литературное название, более точное название эндорфины, или нейротрансмиттеры. Есть несколько групп нейротрансмиттеров различных по химической структуре и воздействию на различные рецепторы в синапсах нервных клеток (нейротрансмиттеры в свою очередь подразделяются на нейромедиаторы и нейромодуляторы). Поступающие извне алкоголь, наркотики и другие психоактивные вещества тоже действуют на эти рецепторы (если свои, внутренние, вырабатываемые самим организмом вещества - эндрфины, то все, что поступает извне можно назвать экзорфинами). Все психоактивные вещества условно можно разделить на две большие группы — с затормаживающим и возбуждающим действием. К первой относятся гашиш, опиоиды (опий-сырец, ханка, героин, медицинские опиаты), снотворные препараты, ко второй — кокаин, крепкий чай («чифир»), амфетамины, метамфетамины, первитин («он же винт»). И все эти вещества с различным психотропным действием, хоть возбуждающим, хоть затормаживающим, действуют на очень интересную группу нейротрансмиттеров, которые называются опиатными нейротрансмиттерами. Они так называются, потому что в их формуле обнаружили морфиноподобную химическую структуру, а морфин — это основа растительного опия-сырца, получаемого из опийного мака. Морфин имеет химическую формулу. И точно такую же формулу обнаружили в структурах головного мозга. Поэтому их назвали опиатными.

— И какую функцию они выполняют в организме человека, зачем нужны эти вещества?

— Основная функция опиатных нейротрансмиттеров это выравнивание процессов возбуждения и торможения в ЦНС в течение суток. Проще говоря, они вырабатываются в ответ на любое возникшее возбуждение, чтобы его успокоить. Отчетливо их действие мы ощущаем при половом, пищевом, температурном возбуждении. Вспомните, как Вы себя чувствуете после бани (температурное возбуждение) – расслаблено, сонливо.

Утром (06.00-09.00), когда мы просыпаемся, уровень опиатных нейротрансмиттеров составляет 100 процентов, в течение дня мы их расходуем, и где-то к 23-24 часам он уменьшается до 75 процентов. Во время сна (24.00-06.00) их уровень восстанавливается. Но организм очень не любит, когда эти вещества падают ниже 75 процентов. Что это такое, каждый может испытать, если, например, не спать два дня подряд.

Количество вырабатываемых опиатных нейротрансмиттеров колеблется у человека на протяжении жизни. Постепенно они достигают максимума к 25 годам, 25-50 лет относительно стабильный одинаковый уровень и после 50 лет сокращается их выработка. Поэтому до 25 лет их относительная нехватка проявляется в юношеском максимализме и более рискованных формах поведения. А после 50 лет их снижение обуславливает нашу тревожно-мнительность.

— Что может повлиять на выработку этих веществ?

— Есть разные факторы, влияющие на выработку опиатных нейротрансмиттеров. Это наследственность, причём чаще она проявляется у мальчиков. Девочки больше защищены — у них две Х-хромосомы, а у мальчиков Х и Y. Поэтому считают, что мужчины «ломаются» чаще, а женщины более глубоко. Негативным фактором является недоношенная беременность, последние исследования показали, что нейротрансмиттерные поля качественно и количественно формируются в последний месяц беременности и в первые три года жизни. Детей с недостатком опиатных нейротрансмиттеров мы называем гиперактивнымими, у них определяется недостаток этих успокаивающих веществ. Провоцируют нарушения выработки опиатных нейротрансмиттеров любые тяжёлые заболевания: черепно-мозговые травмы, инсульты, менингиты, энцефалиты. К истощению этой структуры приводят любые стрессы, которые длятся более 40 дней. Народные традиции мудры: самое страшное горе — смерть близких, но почему отмечаются именно девятый и 40-й день после кончины? На девятый горе достигает пика, и чтобы «не перегореть», чтобы отвлечь человека от горестных, истощающих переживаний и мыслей, обычай заставляет готовить поминальный обед. А на 40-й день мы тоже навещаем таких людей, чтобы убедиться, что постепенно горе  должно отоходить назад и не мешать жить дальше. Образно говоря, на 40-й день мы  должны уйти с кладбища.

Чётко было установлено, что свои опиатные структуры полноценно вырабатываются только с 12 часов ночи до 6 часов утра. Это очепнь важный для здоровья промежуток времепни, который трогать нельзя. Сейчас много людей работает в ночные смены, и все они подвержены нарушениям выработки опиатных нейротрансмиттеров. В такой ситуации хотя бы должно соблюдаться правило «сутки через трое».

И, конечно, очень сильно на выработку собственных нейротрансмиттеров влияет употребление психоактивных веществ с психотропным действием. Если, например, это вещество с возбуждающим типом воздействия — амфетамин или кокаин, то возникает перевозбуждение. В ответ на это организм должен усиленно вырабатывать опиатные нейротрансмиттеры, чтобы успокаивать это искусственно вызванное возбуждение. Но он не может это делать бесконечно, и через какое-то время происходит их истощение. А когда применяются психотропные вещества с затормаживающим действием, например, героин, то они «садятся» на рецепторы, на которые воздействуют свои опиатные нейротрансмиттеры, организм попросту перестаёт чувствовать собственные вещества, а раз так, он и вырабатывать их перестаёт.

— До какого уровня падение опиатных нейротрансмиттеров допустимо, и когда ситуация уже становится критической?

— Можно говорить о трёх стадиях падения опиатных нейротрансмиттеров: до 75 процентов, от 75 до 50 и ниже 50. Можно исследовать их количество с помощью определенных лабораторных исследований. К сожалению, в России, в отличие от других стран, мало лабораторий, которые измеряют уровень этих веществ. Но есть косвенные признаки нейротрансмиттерной недостаточности.

Первая стадия (до 75 процентов) — когда свои вещества заканчиваются не к 23-24 часам, а к 18-19. Есть хороший пример, представьте человека, который после рабочего дня вечером едет домой и попадает в  транспортную «пробку», он уставший, голодный и раздражительный, вот это и есть психическое состояние при нейротрансмиттерной недостаточности первой стадии.

Вторая стадия — истощение происходит гораздо раньше, и тогда начинает нарушаться равновесие эмоционального маятника. Потому что нейротрансмиттеров не хватает для выравнивания этого маятника. В одну сторону качнулся маятник, мы радостны и смеемся, в другую, мы печалимся и плачем, но мы постоянно не смеемся и не плачем, в результате воздействия, нейротрансмиттеры выравнивают маятник, и мы успокаиваемся. При их нехватке во второй стадии эмоциональный маятник легко выходит из равновесия и с трудом успокаивается. Такой человек легко выходит из себя, подвержен перепадам настроения, слезливости, раздражительности, гневливости. Плюс появляются навязчивости, люди чем-то накручивают себя, перестают воспринимать окружающее, видят только свою проблему, гиперболизируют её, уходят в болезненные переживания. И третий признак — начинается потеря глубины сна, это как сон на новом месте, вроде бы спал, а не выспался. Человек с трудом засыпает, часто просыпается, сон поверхностный, прерывистый, с обильными сновидениями, утром нет чувства отдыха. Только на определенной глубине сна полноценно восстанавливаются  опиатные нейротрансмиттеры.

А третья стадия уже характеризуется устойчивым нарушением сна, практически полной его потерей, эмоциональные проблемы усугубляются, появляется агрессия, истерия, а навязчивости приобретают вид бреда, появляются галлюцинаций. Яркий пример, когда злоупотребление алкоголем приводит к нарушению сна, бреду и галлюцинациям — в народе это состояние называют «белая горячка», а врачи называют алкогольный психоз. Плюс есть ещё конец третьей стадии — когда уже появляется необратимость, или есть такой медицинский термин - последствия синдрома хронической алкоголизации или наркотизации. То есть если какая-то структура в голове долго не работает, она начинает атрофироваться —  как мышцы, которые не тренируются. Если структуры мозга, вырабатывающие, опиатные нейротрансмиттеры не работают, они начинают разрушаться.

 Таким людям помочь вообще нельзя?

Помогать нужно и можно в любой стадии нейротрансмиттерной недастаточности! Например, при героине существует метадоновая заместительная терапия. Но мы в России в этой ситуации идём своим путём, у нас метадон к использованию (увы пока) запрещён, поэтому приходится таких пациентов, лечить по стандартам принятым в России, или они сами переезжают в те страны, где он применяется. В странах, где разрешена методоновая терапия, она обосновывается именно замещением, которое строго контролируется государством, и это очень эффективно против незаконного оборота наркотиков. Если у больных сахарным диабетом не вырабатывается инсулин, его ведь восполняют. Здесь такая же ситуация: если в организме нет своего наркотика, то его так же нужно восполнять. Да, метадоновая зависимость в десять раз сильнее героиновой. Но метадон оказывает разрушительное действие, только если человек принимает его бесконтрольно и как наркотик, с возрастающими дозами. Если же всё находится под контролем. Как это организовано в других странах: в определенных местах утром приезжает и стоит машина скорой помощи, в них сидят сотрудники из наркологического центра. Больной наркоманией приходит, показывает карточку, что ты зарегистрирован как пациент, официально проконсультирован врачом, её проверяют по компьютеру. И метадон в руки не дают, не колют его. Он наливается в сироп и выливается в рот, как микстура. Два дня он действует, потом опять приходи. А у нас нагоняют страху: дескать, мы чуть ли не хотим всех на метадон подсадить. Извините, но если есть показания! И не всем он показан, при первой, второй и начале третей стадиях метадон не надо применять, но в конце третьей, когда уже ничем больше не поможешь — нужно. Если человеку 40-45 лет, он наркоман, у него своих болезней полно, он быстрее умрёт от "перекумаривания". Уж лучше для такой категории больных метадон.

При алкоголе, часто временной фактор не употребления приводит к постепенному восстановлению этих структур головного мозга.

— Хорошо, а как быть с первой и второй стадиями?

— Лечение должно быть направлено на восстановление выработки собственных опиатных нейротрансмиттеров. Сначала фармакологическая терапия: есть специальные препараты, которые даются пациенту и временно заменяют нехватку своих опиатных нейротрансмиттеров. Потом дозы потихоньку уменьшают, а выработка своих веществ увеличивается. Второй компонент — блокираторы опиатных рецепторов, вещества, которые «садятся» на них и, условно говоря, закрывают дырки, через которые извне в клетку попадают психоактивные вещества. Свои тогда начинают лучше накапливаться. Третий компонент — специальные препараты, которые восстанавливают глубину сна. И четвёртый — это питание головного мозга. Все эти четыре компонента — фармакологическая составляющая. Постепенно она должна перетекать в нефармакологическую — включается программа немедикаментозной стимуляции выработки своих опиатных нейротрансмиттеров. Есть отличная реабилитационная программа, разработанная на научных трудах по аддикциям (зависимостям) нашего новосибирского учёного-психиатра, профессора Цезарь Петровича Короленко. В её основе лежит так называемое «правило трёх», которое гласит: каждые три часа, три дня, три месяца, три года человек должен испытывать положительных дискомфорт, что вызывает положительные эмоции и способствует выработке своих опиатных нейротрансмиттеров. Каждый сам решает, что ему приятнее.

Важно заметить, что «правило трёх» необходимо использовать не только для лечения людей с зависимостями. Каждому стоит взять его на вооружение, если человек  хочет, чтобы его опиатные нейротрансмиттеры находились в здоровом состоянии.

— А другие наркотики, например, очень распространившиеся в последнее время «курительные смеси и соли»?

— Здесь ситуация гораздо сложнее, более правильно называть их «курительные смеси и соли обработанные психотропными химическими веществами». Сами по себе курительная основа и поваренная соль безвредны, а вот та химия, чем они обработаны это мощнейшие наркотики. Во-первых, очень быстро развивается третья стадия, за очень короткий срок возникает необратимая перестройка рецепторов нервного синапса. У некоторых наших пациентов психоз развился практически сразу после нескольких прием этих наркотиков. Во-вторых, нет, не разработаны препараты заместительной терапия, как при опиоидных наркотиках (Налтрексон) или табачной зависимости (Чампикс), что делает очень затруднительной терапия синдрома зависимости от этих наркотиков.

Кроме «курительных смесей и солей обработанных психотропными химическим веществами» есть очень большая группа не только разрешённых, но и очень распространенных веществ, — это снотворные, барбитураты и антидепрессанты. В современном обществе эти препараты очень быстро распространяются среди большого числа населения. А неправильно применяемая психофармакология садится на организм «кучерявее», чем алкоголь и наркотики. У меня есть много клиентов, которые сидят на феназепаме по пять-десять лет. И пока они принимают его, они трудоспособны, но когда пытаются с него «слезть», сразу возникают проблемы. Так же и многие антидепрессанты. Самая сложная, самая тяжёлая зависимость — от снотворных и антидепрессантов. Рецепторы изменяются так, что препараты придётся применять всю жизнь.

— Существуют ли дозы алкоголя, которые не наносят ущерба организму?

—  По стандартам ВОЗ нормальный здоровый организм мужчины может перенести 3-4 стандартных доз алкоголя в день, а женский — 2-3 стадартных доз алкоголя в день. Стандартная суточная доза — это или три рюмки крепкого напитка, или три бокала вина, или три стакана некрепкого пива с трехдневным перерывом между употреблениями. Условное название  «правило трёх», если вы его соблюдаете, то вы не алкоголик, Вы способны контролировать свои наркопитальные желания. В основе такого количества алкоголя, лежит его биохимия в организме человека и влияние на выработку опиатных нейротрансмиттером.

При распаде алкоголя образуется ацетальальдегид, это довольно токсическое вещество. Острое отравление большим количеством ацетальальдегидом приводит к утреннему  похмельному состоянию, хроническое отравление ацетальальдегидом приводит к нарушению функций тех органов в которых он накапливается. Наприемер если он накапливается в печени, то это приводит сначала к токсическому гепатиту, а затем к токсическому циррозу. Вышеуказанные стандартные дозы алкоголя позволяют вывести без осложнений из организма ацетальальдегид.

Также такое количество алкоголя не конкурирует с выработкой своих успокаивающих веществ, у организма не формируется психическая зависимость.

— В Америке сейчас марихуану в некоторых штатах дают по медицинским показаниям.

— Я считаю, что марихуана (каннабиоиды) тоже приводит к синдрому зависимости (что является главным критерием наркомании), но при употреблении марихуаны (каннабиоидов), этот синдром развивается гораздо медленнее, чем при употреблении других наркотиков и алкоголя. Что касается медицинских показаний, то здесь тоже на первой место становится меньшая токсичность каннабиоидов. Взять пациентов, с тяжелыми заболеваниями печени, желудка, кишечника, с онкологическими заболеваниями, эти пациаеты перегружены медикаментами, а психическое состояние требует назначение успокаивающих препаратов, которые еще более усилят медикаментозную нагрузку. Лучший выход в этой ситуации назначение ингаляций растительных каннабиоидов. В психиатрической практику каннабиоды используют как альтернативу химическим антидепрессантам, снотворным и успокаивающим средствам.

— Сейчас довольно популярны реабилитационные центры, где наркоманы и алкоголики восстанавливаются безо всякой медицинской помощи. Как вы к этому относитесь?

— Специализированные реабилитационные центры помогают сделать главное – ограничить от патологической среды. Последние несколько лет наш медицинский центр стал активно сотрудничать с рядом специализированных реабилитационных центров. Мы разработали вариант нахождения  в реабилитационном центре, лиц страдающих химическим зависимостями с медицинским сопровождением. Когда после консультации врачами центра, назначается амбулаторное лечение, которое контролируют сотрудники центра по нашим назначениям. Первые недели организм испытывает негативные и болезненные моменты (абстинентные, «ломку») в связи с прекращение приема наркотика или алкоголя. Можно, конечно, преодолеть это волевым усилием, но, на мой взгляд, когда реабилитант чувствует, что ему назначен курс лечения абстинентных состояний, он гораздо более охотно идёт на реабилитационные мероприятия. Второй момент — когда он принимает лечение, которые помогают сгладить негативные и болезненные моменты «перекумаривания», он более спокойно и цивилизованно входит в процесс реабилитации, меньше создает проблем для других реабилитантов.

— Как долго должен длиться реабилитационный период?

— Я считаю, что на восстановление при первой стадии нейротрансмиттерной недостаточности необходимо три месяца. Потом реабилитанта надо выпускать в жизнь, социализировать. Часто на третий месяц мы наблюдаем у реабилитантов усталость (повышение конфликтности) от однообразной ситуации и окружения. Есть специальные или «реабилитационные отпуска», или «дома на полпути», для реабилитантов снимаются квартиры, самостоятельно обеспечивают свой быт, пытаются трудоустроиться, при этом продолжают посещать реабилитационный центр. Если не получается, надо возвращать их в центр, и так далее.

— Как вы считаете, количество зависимых людей в перспективе будет сокращаться или увеличиваться?

— Думаю, оно будет расти. «Первенство» будет за психоактивными веществами, которые требуют меньших затрат, — я имею в виду переход с алкоголя на наркотики. Алкогольный ритуал становится для многих слишком дорогим (и неоправданно растянутым по времени).

На нас всех влияет мощный поток информационный поток, который всё усиливается, приобретает негативные тенденции (негативность это наша эмоциональная оценка информации, которая уже показывает её избыточность). Политическая нестабильность, кризис, доллар растёт, увеличиваются % кредитов. Не не только социальные факторы, еще 100 лет назад в квартире было несколько свечей, сейчас в квартире не менее десятка лам по 100 свечей в каждой, наши сверхконтрастные и суперяркие телевизоры уже занимают полстены, наушники не вынимаются из ушей 24 часа в сутки, езда за рулём автомобиля усиливает поток информации в 8 раз и т.д. Мозг человека просто не успевает адаптироваться к такому быстрому усилению информационного потока, в ответ на это и развивается аддиктивные (зависимые) поведение. Аддиктивное поведение связано с желанием человека уйти из реальной жизни путем изменения состояния своего сознания.

Изучением зависимостей или аддикций (от англ. addiction-зависимость) занимается сразу несколько наук, такие как психология, социология, медицина. На рубеже двадцать первого столетия на стыке этих наук образовалась новая - адддиктология или наука о зависимостях. Сегодня аддиктология занимается изучением таких зависимостей, как наркотическая аддикция (включая токсикоманию), алкогольная, табачная аддикции, теперь уже привычные компьютерные, игровые (включая и компьютерные игры), трудовые зависимости, а также и вполне экзотические пищевые, любовные и сексуальные (что, как вы понимаете, не одно и тоже), зависимости от людей, предметов и событий и многие другие.

— Хотелось бы услышать о психологических и социальных последствия нейротрансмиттерной недастаточности?

— В современных условиях значительная часть населения подвержена воздействию неблагоприятных социопсихологических стрессоров, способствующих появлению отдельной формы нарушений, носящей название нарушения адаптации (приспособления). Особенно выделяется новый фактор, касающийся разных аспектов жизни, который носит название «изменения стимуляции».

Существует уровень стимуляции, к которому человек хорошо адаптируется. В популяции есть хорошо адаптирующиеся к новым условиям, адаптирующиеся с затратами, и дезадаптивные лица, у которых возникают психические срывы и нарушения. Стимуляция, как комплекс явлений, воздействующих на человека, может быть разделен на низкую (гипостимуляция) и высокую (гиперстимуляция).

Современная жизнь популяции в целом характеризуется высокой степенью стимуляции и, таким образом, в лучших условиях оказываются лица лучше приспособленные к гиперстимуляции. Гиперстимуляция связана с необходимостью человека постоянно находится в мобильном состоянии повышенной активности и постоянной интенсивной готовности. Человек вынужден воспринимать большое количество информации, поступающей извне. Увеличение количества информации происходит в связи с ускорением течения жизни и нарастанием количества событий. Человек сталкивается с повышенной стимуляцией постоянно. Многие к этому не привыкли. Адаптация к жизни в современных условиях вызывает у существенного количества людей определенные затруднения.

Основа возникновения гиперстимуляционных нарушений это стрессовые эмоциональные и интеллектуальные информационные потоки, обрушивающиеся на психику человека.

— Какие психотравмирующие ситуации чаще вызывают эти нарушения?

Выраженная экономическая поляризация населения, безработица, непредсказуемость будущего, низкий уровень личной безопасности и социальной уверенности и др. (социопсихологических стрессоров)

Трудоголики, проводящие на своем рабочем месте более 12 часов в сутки в профессиональном общении с людьми (интенсивных стрессоры)

Воздействие монотонных стрессоров– люди, проводящие на своем рабочем месте более 12 часов в монотонной однообразной деятельности.

При непродолжительной (часы, дни), но очень интенсивной («вне размеров нормальных человеческих переживаний») травмирующей гиперстимуляции развиваются состояния, которые психиатры называют острым стрессовым расстройством (ОСР) (если симптомы длятся от 2 дней до 4 недель) и посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) (если симптомы длятся более месяца).

Психотравмирующие ситуации вызывающие ОСР и ПТСР: участие в войне, попадание в заложники, попадание в плен, бандитское нападение, изнасилование, нападение террористов, киднэппинг, природные и техногенные катастрофы и др.

— Что чувствует и как ведет себя человек при этом состоянии?

— Чувство хронической усталости, раздражительность по несущественным причинам, приводящая к эмоциональным вспышкам, после которых состояние хронической усталости на какое-то время усиливается.

Нарушение сна по типу «сон на новом месте» (затруднение засыпания, недостаточная глубина сна, тревожные, обильные, яркие, запоминающиеся сновидения, частые пробуждения, отсутствие чувства отдыха после сна).

Чувство физической слабости, разбитости.

Значительное снижение креативности, выражающееся в отсутствии новых идей, интересных мыслей. Жизнь и ситуация, в которой пребывает человек, кажется ему скучной, однообразной, лишенной интереса и смысла, воспринимается как нечто очень надоевшее и давно знакомое.

Отрицательная самооценка, вызывающая по механизму психологической защиты проекцию вины на окружающих, проявляясь в придирках по мелочам и в желании таким образом отвлечься от своих внутренних проблем.

Желание уединиться. Раздражение по поводу телефонных звонков, прихода гостей и всего того, что требует дополнительной активации, концентрации внимания, эмоционального включения.

Непрогнозируемость развитий событий, неожиданные изменения в различных сторонах жизни, кризисные ситуации.

Косвенными признаками гиперстимуляционных состояний можно считать снижение либидо и аддиктивное (зависимое) поведение.

При продолжительном (недели, месяцы) сохранении симптомов травмирующей гиперстимуляции, развивается состояние, которое психиатры называют синдромом эмоционального сгорания и хронической усталости (ЭСХУ) развивается постепенно, сначала исчезает радость жизни, все кажется серым и безрадостным, затем человека охватывает раздражение к домашним и коллегам. Энергичный трудоголик вдруг начинает испытывать усталость и раздражение, сама мысль о работе вызывает неприятие. После этого резко падает интерес к труду, что приводит к неприятностям на работе, вплоть до ухода. У человека все внутри будто выгорает, он становится неработоспособным и полностью «выключенным» из жизни. ОРГАНИЗМ ТАКОГО ЧЕЛОВЕКА ПЕРЕСТАЕТ СПРАВЛЯТЬСЯ С НАГРУЗКАМИ И «ЛОМАЕТСЯ» - повышается вероятность получения производственных травм, очень быстро начинают развиваться сердечнососудистые заболевания, (предынфарктные состояния и гипертония), язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, заболевания печени и поджелудочной железы.

К симптомам ОСР и ПТСР относятся повторно переживание психической травмы во время бодрствования и в сновидениях. При столкновении с событием, звуком, запахом и пр., чем-то напоминающим вытесненную из сознания ситуацию, также может происходить внезапный прорыв этого события в сознание. При этом нарушается контакт с реальностью, появляется неадекватное поведение, которое может представлять социальную опасность как для него самого, так и для окружающих. Недостаточное эмоциональное участие в межличностных контактах и других аспектах жизни. Признаки нестабильности, депрессии и когнитивных нарушений